ф4е.jpg

В погоне за раем

О кураторском проекте Валерии Коляго «Мы, конечно, сразу в Рай»

06.03.2021

Авторская колонка

с критическими обзорами от Иры Баловневой

Проект «Мы, конечно, сразу в рай» открылся в черном зале НЦСИ 11 февраля в рамках пятичастной выставки «Альтернатива», объединяющей разнокалиберных авторов. Выставка открыта до 21 марта. Рассмотрим это событие молодого куратора с любопытством и скрупулезностью, сопровождающими усилия начинающего специалиста.

Название кураторского проекта Валерии Коляго перекликается с трагичной песней Земфиры умирающему любимому человеку, которого она считает лучше себя и кому предрекает рай после смерти. Валерия в свой проект не вкладывает трагичности, наоборот, комментирует так:

— Тут рай для каждого свой. Для кого-то — это смех в детстве, для кого-то — первая любовь, а для кого-то — продолжение рода. Для меня же рай еще не определен. Я прожила всего-то 20 лет.

В поисках рая обратимся к экспозиции. Откинув тяжелую занавеску, вы идете к табурету в центре зала. Он обтянут розовой мягкой подушкой с зубчиками, напоминающими хребет дракона. Можно сесть, осмотреться, заметить на полу четыре розовые стрелки, указывающие на слова (тоже розовые): «детство», «отрочество», «зрелость», «старость» и пятую без названия. Прикинуть, в каком направлении вам надо, и «полететь на драконе» к работам одного из шести художников-участников.

20210303_185126.jpg

«Детство» представлено ультрамариновой абстракцией Захара Леончика. Его цифровые рисунки скомпонованы находчиво, хотя качество печати не дает полностью ощутить линию.

 

К сожалению, видение художника и организатора разнятся: Захар размышляет о влиянии эмоций на жизнь, а в кураторской экскурсии говорится об идее только постнатальных переживаний. А ведь эмоциональные потрясения случаются в любом возрасте. Из-за этого смазана идея детства, почти проигнорировано важное первое десятилетие жизни, от чего получился резкий переход к отрочеству.

20210303_185420.jpg

Пробуждение райской подростковой сексуальности выражено в эффектной серии «Безумные тигры» Анастасии Рыдлевской. Она удачно сочетает поэтику ранней любви и тематические, композиционно-колористические приемы французов Поля Гогена, Анри Руссо. А выплаканные розовые воды могут стать неисчерпаемым источником-образом в разных техниках и будущих ситуациях, хлебом насущным. Интересны пластика деревьев-дендритов, напоминающих живой организм, купание тигра, досуха выплаканные глаза.

20210303_185031.jpg
20210303_184942.jpg

Видеоарт Даши Бриан продолжает наблюдение за отрочеством. Он короток, ясен, хотя поспешность будто не обоснована, ведь речь о чувствах. Вообще великое не терпит спешки. Возможно, поспешили с субтирами, сделав их только на английском. Посетитель не обязан знать язык.

 

Пока я нашла этикетку с уточняющей информацией и переводом, угасало впечатление. Более того, в этикете не указана техника, то есть экспликацию можно отнести к бог весть какому предмету в комнате. Не очевидно, что проектор транслирует две видео работы, The Flower Child и Youth смотрятся слитно. Но если опустить организационную сумятицу, авторский эмоциональный концепт о любви, эротике передается хорошо, хотя образы не задерживаются в памяти.

20210303_185107.jpg

Живопись Алены Котовской сразу запоминается откровенной будничностью, бодрым ощущением композиции и цвета и утрированием форм в стиле Жана-Мишель Баския, американских мультсериалов 1990-х. Полотно «Утро интеллигенции» с окурками, небритыми ногами и малышом-чебурашкой на фоне прицельно попадает в пору зрелости. Точно так же хочется присесть на корточки и взяться за голову.

20210303_185203.jpg
20210303_185225.jpg

Следующая пора, старость, лично у меня смазалась, потому что идея высказанная куратором на открытии о любовании рисунками внуков подтверждается косвенно. Художник изображал не детское творчество, и указывать на абстракцию как на детское творчество бестактно. Эти работы Вероники Рокашевич теряются в контексте о старости потому, что они просто о другом, о медитативном и саморефлексирующем опыте, который человек испытывает в разные периоды жизни. Но к идее о рае подходят, парадокс. 

Сюрреалистичная живопись Полины Русецкой выпадает из возрастных переходов, будто бы существует сама по себе. Она резюмирует, что жизненный цикл — это бесконечный энергичный бег по спирали, кончающийся ничем. Но как зритель об эту обособленность спотыкаешься и ищешь связь с увиденным.

Общее впечатление от проекта двоякое. Оттого, что введены сразу две темы: возраста и рая. Возможно есть и третья тема, непрописанная — удовольствие. Они вытекают одна из другой, но остаются разными. Так кураторка усложнила себе задачу. Работы не сочетаются друг с другом пластически: например, диссонирует стилистика фалообразного пьедестала и стула, в одном случае это словно объект конца 1980-х, в другом — дизайн 2010-х [1]. Задействование QR-кодов само по себе замечательно, ведь технические фишки поддерживают выставки современного искусства, но в итоге аудиотексты, скрытые в QR, усложняют восприятие. Кажется, задуманный рай получился лишь отчасти. Но стоит посмотреть проект и познакомиться с талантливыми художниками, отмеченными Валерией Коляго.

Выставка продлится до 21 марта.

[1] В качестве примера одновременного единоподобия и индивидуальности экспонатов назовем выставку Ларисы Финкельштейн «Пространство в скульптуре» в том же НЦСИ.